?

Log in

No account? Create an account
Со свечами

serg_was


serg_was

Кто владеет информацией, тот владеет миром


Previous Entry Поделиться Next Entry
Не этой ночью, Джозефина!
Со свечами
serg_was
Не этой ночью, Джозефина!















Человечество одержимо коллекционированием. Чтоб получить возможность прикоснуться к истории, люди готовы платить большие деньги. Отчасти я понимаю вещевой фетишизм, а отчасти — нет: в своем желании обладать чем-то, что связано со значительным событием или великим человеком, коллекционеры заходят слишком далеко…



[MORE=далее>>>]



Один любитель истории может похвастаться обладанием челюстью Вашингтона, другой — окровавленной обивкой кабриолета, в котором застрелили Кеннеди. И это — цветочки: иногда на аукционах продают вещи, куда более необычные.



Пункт номер девять из коллекции аббата Вингали



Пока историки ломают копья в дискуссиях о том, что стало причиной смерти Наполеона Бонапарта, коллекционеров интересует совсем другое — то, что стало с императором Франции после смерти.



В 1924 году известный американский антиквар доктор Розенбах опубликовал каталог, в котором описал коллекцию из 17 вещей, принадлежавших Бонапарту при жизни и вывезенных с острова святой Елены аббатом Анжем Вингали после смерти экс-императора в 1821 году.



Анж Вингали прибыл на остров святой Елены незадолго до смерти Наполеона. Аббат причастил умирающего, провел церемонию похорон, когда это потребовалось, и вскоре покинул остров, прихватив с собой на память об императоре несколько ценных вещей.



В 1828 году он погиб, и коллекция перешла к его сестре, которая в свою очередь передала ее своему единственному сыну. Он-то и продал коллекцию английскому антиквару, а тот перепродал ее Розенбаху за 400 фунтов стерлингов.





Посмертная маска Наполеона I и серебряный стакан, из которого он пил перед самой смертью. Каталог Розенбаха, 1924 год



Кроме вилок, ножей, стаканов, посмертной маски и всяческих одежд, в каталоге были указаны и вещи куда более интересные.



Например, пункт третий — три вида волос: волосы головы, тела и из бороды Наполеона. Но даже этот пункт не так интересен, как пункт девятый: «мумифицированные сухожилия, отсеченные от тела Наполеона после его смерти».



То, что скромный антиквар из приличия называл словом «сухожилия» было на самом деле половым членом самого значимого политического деятеля в истории Франции — императора Наполеона I Бонапарта.



Хотя остальная часть коллекции не вызывала сомнений в подлинности, поверить в то, что «сухожилия» принадлежали заявленной личности было сложно. Их атрибуция основывалась лишь на мемуарах одного из камердинеров, служивших в то время на острове святой Елены. Этот камердинер заявлял, что вместе с аббатом Вингали отсек от трупа экс-императора некоторые части во время вскрытия.





Несессер Жозефины, жены Наполеона



Розенбах решил затеять скандальчик вокруг мощей Наполеона, чтоб повысить цену коллекции, и с этой целью организовал выставку в нью-йоркском музее французского искусства. Но у него ничего не вышло — Розенбах возился с членом Бонапарта долгих двадцать лет, пока не продал его в 1947 году Дональду Хайду. После смерти Хайда в 66-м, его вдова уступила коллекцию аббата Вингали Брюсу Гимелсону за 35 тысяч долларов. Гимелсон вскоре понял, что подать злополучную коллекцию не так-то просто, поэтому выставил ее на аукционе Кристи по себестоимости. Но покупателей не нашлось и на следующий день после аукциона большинство английских газет вышло с заметками на первой полосе, озаглавленными так: Не этой ночью, Джозефина!



Через восемь лет Гимелсону всё-таки удалось продать коллекцию по частям в Париже. Счастливым обладателем «сухожилия» стал уролог Джон К. Латтимер. Он заплатил за это сокровище всего три тысячи долларов.





Доктор Латтимер утверждал, что купил пенис для того, чтоб скрыть его от публики и уберечь императора от насмешек, ведь те, кто видел реликвию, описывали ее как маленький кусочек кожи длинной не более полутора дюймов, похожий на сморщенного угря или палец младенца. Но вполне возможно, скоро венценосный член опять сменит владельца: Латтимер, хранивший реликвию в чемодане под своей кроватью подальше от любопытствующих, умер в 2007 году. Его дочь (и наследница) просила у правительства Франции разрешение на проведение теста для сравнения ДНК, но получила жесткий отказ. Если бы тест был проведен и результат оказался положительным — это подняло бы цену на пункт номер девять из коллекции аббата Вингали до небес, а без этого теста, который вряд ли когда-нибудь будет разрешен, продать реликвию по выгодной цене вряд ли удастся…



от сюда



4360286_c2220a3a4a89 (28x27, 1Kb)









 











promo serg_was june 28, 2016 20:28 2
Buy for 10 tokens
ПРОМО БЛОГ СВОБОДЕН!

  • 1
Дойдя до пункта девять была ошеломлена и пребываю в недоумении как такое возможно... фетишизм в чистом виде...

  • 1