April 6th, 2012

Со свечами

То, о чем должно быть сказано Гюнтер Грасс

То, о чем должно быть сказано
Гюнтер Грасс
(перевод с нем. Майнат Абдулаева)

Почему я молчу, зачем так долго замалчиваю
То, что и так очевидно и репетируется давно
в планах-играх, в конце которых
мы все, если выживем, превратимся в какие-то безмолвные скобки?
Это присвоенное самими себе право на упреждающий удар,
который может стереть с лица земли
покоренный неким хулиганом и
вынуждаемый к организованным ликованиям
иранский народ только потому, что
его власти якобы владеют атомной бомбой.

Но только почему я запрещаю себе
называть по имени ту, другую страну,
которая вот уже много лет, – хоть и тайно, -
но все-таки владеет изо дня в день нарастающим
ядерным потенциалом,
никем не контролируемым, потому что
никакого контроля она не допускает?
Всеобщее умалчивание фактов,
которому и мое молчание покорилось,
я воспринимаю, как тяжеловесную ложь
и ограничения, угрожающие наказанием,
как только это молчание будет нарушено,
потому что вердикт „антисемитизм“ наготове.

Но теперь, когда из моей страны,
которую день изо дня настигают ее собственные преступления,
которые невозможно ни с чем сравнить,
и из-за которых ей все время приходится отвечать,
под натянутой на проворные губы
маской „искупления вины“,
но на деле исключительно из-за выгоды,
поставляется в Израиль очередная подводная лодка,
чья задача состоит в том, чтобы умело направить
всеуничтожащие боеголовки туда,
где даже существование одной-единственной
атомной бомбы не доказано,
я говорю то, что должно быть сказано.

Но почему я молчал до сих пор?
Потому что считал, что мое происхождение,
скованное никогда не исправимым недостатком,
запрещает мне поставить страну Израиль,
с которой я связан и хочу быть связанным,
перед этим фактом.

Почему же тогда я сейчас говорю,
состарившийся, последними чернилами:
„Атомное государство Израиль подвергает
И без того хрупкий мир угрозе“?
Потому что следует сказать то,
что возможно уже завтра окажется слишком поздно;
еще и потому, что мы, – как немцы обремененные и без того достаточно, -
можем оказаться поставщиками преступления,
которые легко можно предвидеть,
из-за чего наше соучастие
никакими оправданиями невозможно будет искупить.
И еще признаюсь: я больше не молчу,
так как я устал от лицемерия Запада,
и потому еще, что остается еще надежда
на то, что, может быть, и многие другие захотят
освободиться от молчания
и тех, кто является причиной очевидной опасности,
призовут к отказу от насилия и
смогут настоять на том, чтобы
независимый и постоянный контроль
международных инстанций
над израильским атомным потенциалом
и над иранскими атомными станциями
правительствами обеих стран будет допущен.

Только так можно помочь всем,
Израильтянам и палестинцам,
более того, всем людям, которые в этом регионе,
оккупированном безумием,
живут в тесноте и ненависти,
и в конце концов всем нам тоже
только так можно помочь.




promo serg_was june 28, 2016 20:28 2
Buy for 10 tokens
ПРОМО БЛОГ СВОБОДЕН!
Со свечами

Ай да Пушкин, сукин сын!




Б.А. Слуцкий

На них мы пальцами указывать не будем,
Но многие ли помнят в наши дни:
Кто проповедь прочесть желает людям,
Тот жрать не должен лучше, чем они!




ВОТ ЧЕМ ДОЛЖНА БЫТЬ ОЗАБОЧЕНА ЦЕРКОВЬ! Папа римский Бенедикт XVI в своём пасхальном обращении к верующим, собравшимся в Риме на площади святого Петра, призвал остановить вооружённые конфликты и помочь беженцам. Была провозглашена молитва, чтобы "Славный Христос даровал мир и стабильность". Понтифик во время пасхальной мессы в Ватикане призвал верующих противостоять злу, затеняющему людям истинные ценности и Бога.
Со свечами

ОПЯТЬ ВЕСНА!



Опять Весна, мы снова вместе,
Не можем насладится мы друг другом,
Последние не интересны вести,
И всё осталось за любовным кругом!

Я каждый вечер жажду встречи,
Лечу к тебе я как Икар,
И в вышине мерцает млечный,
Хотя конечно же он стар!

Меня встречаешь ты с любовью,
И нежность наша бесконечна,
И мы с тобою строим Трою,
В которой счастье будет вечным!









ОТВЕТ ДОРМЕО!

Твоим шокирован признанием
Меня ты им поверг в сомненья
В той жизни женщиной я буду,
Чтоб испытать любви томленья

Сижу застенчиво икаю
И от признания краснею
Прости мой друг, что не писал я
Я от любви к тебе немею

Сижу в смятении полнейшем
Не знаю даже что ответить
Пришла весна, пришла любовь
Ну как такое не отметить